Новости митрополии 0

Доклад епископа Барнаульского и Алтайского Максима на собрании мужского монашества Барнаульской епархии 13 марта 2010 года

13.03.2010

Возлюбленные о Господе, всечестные отцы! По милости Божией сегодня мы вновь собрались в спасительные дни Великого Поста на ежегодное собрание мужского монашества Барнаульской епархии Русской Православной Церкви,  чтобы возблагодарить Бога, обсудить состояние монашеской жизни и предстоящие нам труды.

Вначале некоторые статистические данные. На территории Барнаульской епархии действует 5 монастырей, в том числе: 1 мужской, 4 женских, и 3 скита.

Богороднце-Казанскнй мужской монастырь села Коробейнико.

Настоятель игумен Роман (Корнев)

Знаменский женский монастырь города Барнаула

Настоятельница монахиня Клавдия (Кремлева)

Иоанно-Предтеченский скит села Сорочий Лог Старшая сестра монахиня Марфа (Сафонова)

Иоанно-Богословский скит села Чемал

Старшая сестра монахиня Михаила (Соколова)

Ксение Покровский женский монастырь города Яровое Настоятельница монахиня Никона (Дергилева)

Богоявленский женский монастырь города Камня-на-Оби Настоятельница монахиня Вера (Хомченко)

Иоанно-Кронштадский женский монастырь

Настоятельниа монахиня Феодора (Краснослободцева)

Скит в честь Иверской иконы Божией Матери села Ребриха Старшая сестра монахиня Наталия (Пряхина)

На сегодняшний день в штате Барнаульской епархии в числе мужского монашества — 20 монашествующих: 1 архимандрит, 2 игумена, 9 иеромонахов, 1 архидиакон, 4 иеродиакона, 3 монаха.

Кроме того в это число не входят заштатные клирики: 1 схииеромонах и 2 иеромонаха, а так же запрещеные в служении 7 иеромонахов.

В Казанском мужском монастыре — 8 насельников.

Покровский кафедральный собор г.Барнаула и епархиальное управление — 5 монашествующих.

На приходах епархии несут послушание — 7 монашествующих.

В числе женского монашества — 57 монашествующих: 2 схимницы, 41 монахиня, 14 инокинь.

Знаменский женский монастырь города Барнаула: 9 монахинь.

Иоанно-Предтеченский скит села Сорочий Лог: 1 схимница, 4 монахини. Иоанно-Богословский скит села Чемал: 3 монахини.

Ксение Покровский женский монастырь города Яровое: 1 схимница, 3 монахини, 1 инокиня.

Богоявленский женский монастырь города Камня-на-Оби: 1 монахиня. Иоанно-Кронштадский женский монастырь: 6 монахинь, 5 инокинь.

Скит в честь Иверской иконы Божией Матери села Ребриха: 2 монахини. Покровский Кафедральный собор — 6 монахинь и епархиальное управление — 2 монахини.

На приходах епархии — 5 монахинь и 8 инокинь.

За минувший год мы имели пополнение:

за счет перехода из других епархий — иеродиакон Сергий (Пырков);

монашеский постриг приняли инокини Знаменского женского монастыря — монахиня Нина (Лебедева), монахиня Фотия (Ситало).

иноческий постриг приняли 5 послушниц Иоанно-Кронштадского женского монастыря — инокиня Феврония (Ольга Чиботарева), инокиня Христина (Нина Демиденко), инокиня Фотиния (Валентина Зосимова), инокиня Севастиана (Иоанна Шичкова), инокиня Манефа (Алла Смолякова).

Кроме пополнения, имели и потери, запрещен в служении иеромонах Михаил (Скорописов) указ №201 от 22.12.2009 г. в связи с недугом пьянства и самовольным оставлением обители. Отошел ко Господу Игумен Пахомий (Молгачев).

Пропоем почившему «Вечную память».

О монастырской жизни.

Оглядываясь на путь русского монашества, пройденный в течение последних лет, с тревогой и, в то же время, с большой надеждой задумываешься о современной монашеской жизни в нашем Отечестве.

Благодарение Богу, в XX веке Русская Церковь и монашество были сохранены от полного уничтожения, и сейчас мы имеем возможность не только говорить о монашестве как идеале христианской жизни, но и прикасаться к нему как к живительному источнику. Сохранение церковной и монашеской жизни в нашем Отечестве поистине явилось чудом.

Важнейшим для Церкви, не зависящим от времени, культурных и исторических /словий вопросом всегда был вопрос ее отношения к миру. Церковь живет в мире, ю она не от мира. Иноприродность Церкви не позволяет провести видимую, явную рань между нею и миром.

Не потерять внутренней свободы, остаться солью земли, светом миру (Мф. 5, 13-14), не позволить ему своими законами, настроением и духом войти в церковную и, тем более, монашескую жизнь и в то же время не замкнуться, не отгородить себя от служения ближним и дальним, нуждающимся в слове утешения, просвещения, назидания и в практических делах милосердия и веры.

Последнее десятилетие было отмечено активным возрождением обителей, и иноческой жизни в стенах, разоренных в богоборческое время монастырей. Эта работа потребовала от отцов-наместников и матушек-настоятельниц, всех насельников большого напряжения духовных и физических сил. Мы знаем, что возрождение монастырей сопряжено с постоянным поиском финансовых средств, умением находить общий язык с властями всех уровней, необходимостью разобраться в юридических и административных тонкостях. Однако если упустить то основное, ради чего мы возводим здания и благоустраиваем быт в обителях, то вместо предполагаемой пользы братству или сестричеству получим обратное: мы потеряем духовные ориентиры и забудем, с какой целью пришли в монашеское общежитие.

Процесс возрождения обителей пока далек ещё от своей финальной стадии, восстанавливать стены, корпуса и башни, создавать внешние условия жизни в монастыре необходимо, и в этом нет ничего, что само по себе могло бы негативно повлиять на достижение основной цели — становление жизни духовной. Но соблазн отложить на потом решение внутренних духовных вопросов, занявшись строительством, настолько ныне возымел место, что само понятие «возрождение монастырей» стало прочно ассоциироваться именно со строительным подвигом настоятелей и иноков. Понятно, что легче и благодарнее строить, нежели созидать организм братства или сестричества в духе любви и единства во Христе.

Сегодня уже можно и нужно переносить акцент со строительных работ на духовно­просветительские. Деятельность любого монастыря должна иметь практическое приложение, соотнесенное с нуждами всей Церкви. Каждая подобная инициатива может служить связующим звеном между Православием и людьми, ищущими дорогу к храму, может быть, пока еще не обретшими веру, но готовыми к общению с Церковью в сфере общественно значимых дел.

Монастыри должны снова стать центрами духовного обновления народа Божия. Обители традиционно являлись местами паломничества православных христиан не только потому, что здесь можно было причаститься благодати, источаемой от святынь, но и получить совет в трудных жизненных обстоятельствах, приобщиться многовековой мудрости, хранимой в среде иночествующих. Монастыри могут быть центрами катехизации современного человека только в том случае, если монашествующие понимают этого человека. Поэтому так важно, чтобы монашество отличалось как приверженностью благочестию, так и образованностью, знанием богословских и аскетических творений святых отцов и умением прилагать эти знания применительно к обстоятельствам жизни современного человека. Просветительская деятельность монастырей должна помогать людям в решении стоящих перед ними проблем, связанных с семейной и общественной жизнью, с нравственными аспектами профессиональной деятельности.

Иночество должно не только духовно наставлять, но и быть для мирян подлинным примером твердой и непоколебимой веры, чистоты сердца, благочестия, внутреннего горения и готовности к богоугодным делам.

Забота о духовной жизни и укреплении аскетического духа в обителях должна быть сопряжена также с привлечением в монастырь новых молодых насельников и насельниц. К сожалению, в последние годы количество стремящихся приникнуть к живительному источнику иноческого делания сократилось, а это для нас с вами тревожный сигнал.

Сокращение числа молодых послушников — это отголосок и демографического кризиса, и кризиса духовности в обществе. Еще одна причина подобного положения дел — ослабленная работа с молодежью на приходах. Настоятели и благочинные должны присматриваться к молодым прихожанам, предоставляя возможность ищущим духовного подвига реализовать на практике желание своего сердца. Сокращение количества стремящихся стать инокинями и иноками — проблема обще церковная. Но если потребность в них пытаться удовлетворить ценой потери духа иночества, самой возможности становления подлинного монашества, то в будущем мы не увидим в обителях настоящей духовной жизни.

Необходимо возрождать институт послушничества, который позволил бы сохранять и передавать традиции русского монашества, выраженные в навыке послушания, стяжании смиренномудрия через подчинение своей воли воле старшего и опытного наставника, которых, к сожалению сегодня очень мало.

Актуальным остается вопрос о возвращении монашествующих в обители с приходского служения. Монах должен быть в монастыре. В трудное для нашей Церкви время на плечи иноков легла задача возрождения приходской жизни, когда новые приходы открывались повсеместно, а священников не хватало. Сейчас ситуация изменилась. И пребывание на приходах в большинстве случаев оказывается не полезным для духовно нравственного состояния монаха.

Немаловажный вопрос — это личность игумена, который должен быть началом всякого блага, научающим души возлюбить Бога, не игуменским достоинством украшенный, но сам его украшающий. В период становления обители именно настоятель или настоятельница могут стать личностью, духовно объединяющей вверенное им «малое стадо». Благочестивый игумен или игумения способны при содействии благодати Божией направить молодых послушников в нужное русло.

Игумен и братия монастыря в святоотеческом богословском сознании предстают как образ Христа и апостолов. Они чувствуют, мыслят и действуют, как единое целое. Имея в сердце одно желание и устремление, поскольку цель у них одна, они способны достичь возможного на земле единства в Святом Духе. В этом смысле игумен, являясь отцом братства, управляет уже не как начальник, а более служит братьям во Христе с вольного их желания и согласия. Его воля неотделима от воли братии, его управление происходит отнюдь не от его личного мнения.

Другой проблемой современной жизни обителей является недостаточный уровень канонического сознания насельников и даже руководителей монашеских общин. Это может приводить к автономизации монастырской деятельности, не полезной ни для монастырей, ни для епархии в целом.

Монашествующие должны служить примером послушания и подлинного понимания значения иерархии в жизни человека и, тем более, в жизни Церкви. Некоторые, едва приняв пострижение или облекшись саном иеродиакона, уже дерзают высказывать суждения, противоречащие позиции архиерея и даже Патриарха.

Инок и инокиня не вправе относиться к мнению Патриарха, правящего архиерея, своего настоятеля или своей настоятельницы иначе, чем с благоговением. В противном случае это уже не полноценный монашествующий, пребывающий в любви Божией, а человек, зараженный духом гордости, духом неприязни и розни мира сего.

Совершенно недопустимо, когда послушник или послушница, направленые на послушание, вместо исполнения благословения начинают искать повод уклониться от него. Рассуждая о том, что в другом месте их пребывание более спасительно. (ЗАЧИТАТЬ ПИСЬМО Наливайко Елены)

Вызывает недоумение и ситуация сложившаяся с иеросхимонахом Матфеем (Гальченко). Находясь по болезни за штатом и проживая в городе Барнауле, он организовал на квартире приход.

Особого рассмотрения и осмысления требует важный и непростой вопрос взаимоотношений между правящим архиереем и монашеским братством. Мы только заметим, что большое значение в этих взаимоотношениях имеет правильное и вдумчивое следование каноническим постановлениям и определениям Церкви. Монашеское братство или сестричество связано со своим архиереем неразрывными узами духовного единства и призвано всеми силами это единство поддерживать и укреплять.

Нам предстоит многое сделать, в том числе и для координации деятельности монастырей, содействуя обмену опытом в духовной и литургической жизни обителей, а также в осуществлении ими социального, благотворительного и образовательного служения.

Настоятелям и настоятельницам монастырей для решения сложных общих вопросов было бы хорошо собираться под председательством епископа. Единению и преодолению общих проблем, их решению в духе любви и доброй воли содействуют собрания монашествующих епархии. Такие встречи могут предупреждать административные решения архиерея, которые зачастую бывают вынужденными, когда не вмешаться становится уже невозможным. Возрождение монашества,

главным образом, есть дело не законов и мер, а лиц, живущих высоким идеалом иночества. Административные вмешательства, принятие канонических мер, как правило, всегда обоснованы и необходимы, но они неизбежно болезненны. Реальность, порой неприглядная, требует от епископа активного участия в исправлении и врачевании искажений в монастырской жизни.

Об умном делании.

Дорогие отцы и братия! Мы уделяем столь много внимание внешним проявлениям монашеской жизни — быту, устроению келий и храмов наших обителей, вопросам дисциплины и ответственности для того, чтобы это внешнее житие наше соответствовало нашему основному призванию — духовному деланию. Ибо внешнее должно соответствовать внутреннему. И, видя внешнее благолепие в устроении обителей, понимаешь, что это свидетельство внутреннего благообразия, истинной духовной жизни и молитвы. Особенно в этом убеждаешься, посещая прославленные святыни.

Быть может, не сразу подвижник в этих святых местах откроет нам свое сердце, свою внутреннюю жизнь. Но святые отцы говорили, что умное делание — подлинный смысл нашего монашеского бытия.

Св. преподобный Макарий Великий так говорит об этом: «главное дело подвижника состоит в том, чтобы вошедши в свое сердце, сотворить там брань с сатаною и противоборствуя помыслам врага, ратовать против него».

А святитель Феофан затворник поясняет: «Учись умной молитве сердечной, ибо Иисусова молитва есть светильник стезям нашим и путеводная звезда к Небу, как учат святые отцы (в Добротолюбии). Иисусова молитва (непрестанно теплящаяся в уме и сердце) есть бич против плоти и злых ее похотений (особенно блудных и чревоугодных)... Одна внешняя молитва недостаточна: Бог внемлет уму, а потому те монахи, которые не соединяют внешнюю молитву с внутренней, — не монахи, а черные головешки. Тот монах не имеет печати Христовой, который не знает (или забыл) делание Иисусовой молитвы».

Но как мы знаем, некоторые в наши дни с предубеждением говорят об умном делании: Можно ли всем братиям в монастыре заниматься молитвою Иисусовою?

На это отцы и подвижники благочестия отвечают: «Не только можно, но и должно. При пострижении в монашество, когда новопостриженному вручаются четки, называемые при этом мечем духовным, завещается ему непрестанное, деннонощное моление молитвою Иисусовою. Следовательно, упражнение в молитве Иисусовой есть обет монаха. Исполнение обета есть обязанность, от которой нет возможности отречься, — говорит преп. Игнатий Брянчанинов, — основанием для упражнения молитвою Иисусовою служит поведение благоразумное и осторожное.

Во-первых, должно устранить от себя изнеженность и наслаждения плотския, во всех видах. Должно довольствоваться пищею и сном постоянно умеренными,

f соразмерными с силами и здоровьем, чтоб пища и сон доставляли телу должное подкрепление, не производя непристойных движений, которыя являются от излишества, не производя изнеможения, которое является от недостатка. Одежда, жилище и все вообще вещественныя принадлежности должны быть скромныя, в подражание Христу, в подражание Апостолам Его, в последование духу их, в общение с духом их. Святые Апостолы и истинные ученики их не приносили никаких жертв тщеславию и суетности, по обычаям мира, не входили ни в чем в общение с духом мира. Правильное, благодатное действие молитвы Иисусовой может произрастать только из духа Христова: произрастает оно исключительно на одной этой почве.

Зрение, слух и прочия чувства должны быть строго хранимы, чтоб чрез них, как чрез врата, не ворвались в душу супостаты. Уста и язык должны быть обузданы, как бы окованы молчанием: празднословие, многословие, особливо насмешки, пересуды и злоречие суть злейшие враги молитвы. От принятия братий в свою келлию, от хождения в их келлии должно отказаться: должно пребывать терпеливо в своей келлии, как в гробе, с мертвецом своим — со своею душею, истерзанною, убитою грехом — молить Господа Иисуса о помиловании. Из могилы — келлии — молитва восходит на Небо: в той могиле, в которую скрывается тело по смерти, и в могиле адской, в которую низвергается душа грешника, уже нет места для молитвы. В монастыре должно пребывать странником, не входя в дела монастыря по самочинию, не заводя ни с кем близкаго знакомства, ограждаясь при трудах монастырских молчанием, посещая неупустительно храм Божий, посещая в случаях нужды келлию духовнаго отца, обдумывая всякий выход из своей келлии, выходя из нея только по указанию существенной надобности. От любопытства и любознательности суетных должно отказаться решительно, обратив все любопытство и все изыскания на изследование и изучение пути молитвеннаго».

Это внешнее самоограничение, это каждодневное умирание для греха при покаянной и смиренной жизни, по учению отцов, обязательно принесет добрый плод. Св. Исаак Сирианян пишет: «потщись войти во внутреннюю сокровищницу твою, и узришь сокровище небесное. Лествица в царствие небесное сокрыта внутрь тебя, т. е. в сердце твоем. Итак, омой себя от греха, и соберись в сердце твое: там обретешь ты степени, по которым можешь восходить в горняя».

Святой преподобный старец Силуан учил, что свидетельством тому, подвижник достиг этого благодатного состояния, является любовь не только ко всему творению Божию, но и любовь к врагам. К этому способно лишь всыновленное Богу умным деланием сердце милующее.

Очень важно нам еще и еще раз услышать в этом смысле слова св. прп. Исаака Сирина: «И что такое сердце милующее?: возгорение сердца у человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари.

При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы. От великой и сильной жалости, объемлющей сердце, и от великого терпения умаляется сердце его, и не может оно вынести, или слышать, или видеть какого-либо вреда или

малой печали, претерпеваемых тварию. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были они помилованы; а также и об естестве пресмыкающихся молится с великою жалостию, какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления в этом Богу».

То есть только на пути умного делания открывается истинное призвание монаха- молитвы за весь мир. Прп. Силуан Афонский молитвенно восклицал: «О Господи, как же Тебя благодарить за эту новую неисповедимую милость: невежде и грешнику Ты открываешь тайны Свои. Мир погибает в оковах отчаяния, а мне, последнему и худшему всех, Ты открываешь вечную жизнь. Господи, не могу я один, дай всему миру познать Тебя».

И только это делание — личное покаяние, умная молитва, молитва за весь мир может, дорогие отцы и братья, являться основанием и оправданием нашего монашеского бытия.

Новый типовой устав прихода.

Еще раз нужно напомнить, что Священным Синодом Русской Православной Церкви 10 октября 2009 года принят устав прихода с изменениями, соответствующими велениям времени. Во всех приходах надлежит провести Приходские собрания для принятия новой редакции устава прихода.

Кроме того изменения будут внесены также в уставы и монастырских подворий.

Следует отметить, что новая редакция устава вносит ряд значительных изменений в структуру и компетенцию органов управления приходом. Кратко напомню те изменения, которые внесены в приходской устав.

В прежней редакции типового устава в качестве высшего органа управления прихода было указано Приходское собрание. Однако фактически большинство важнейших полномочий в сфере управления приходом были закреплены за правящим архиереем. Уставом, например, устанавливалось правило, согласно которому решения Приходского собрания вступали в силу только после их утверждения правящим архиереем.

Это правило сохранено и в новой редакции типового устава, которая прямо называет правящего архиерея высшим органом управления приходом. Правящий архиерей обладает всей полнотой властных полномочий в данной сфере. Прежде всего, это касается кадровых вопросов. Решения о назначении и освобождении от должности настоятеля, об изменении состава Приходского собрания принимаются правящим архиереем. Исключительной прерогативой правящего архиерея является решение вопросов о ликвидации прихода и о внесении необходимых изменений в приходской устав (в случае, если Священный Синод утвердит такие изменения).

реди должностных лиц прихода особое место занимает председатель Приходского совета, который, согласно уставу прихода, имеет право первой подписи банковских и иных финансовых документов. Он также осуществляет прием на работу сотрудников прихода, заключает от имени прихода договоры.

Согласно прежней редакции типового устава, председатель Приходского совета избирался Приходским собранием из числа его членов и утверждался в должности правящим архиереем. Иными словами, должность председателя Приходского совета была выборной; лишь в исключительных случаях правящий архиерей мог назначить на данную должность настоятеля прихода.

Напомню, что отстранение священника от руководства финансово-хозяйственной деятельностью прихода было ключевым направлением «хрущевской реформы», осуществленной в 60-х годах прошлого столетия. В то время Церковь была вынуждена пойти на уступки и передать полномочия по распоряжению денежными средствами и имуществом прихода церковным старостам, которые нередко практически назначались светской властью.

Новый устав максимально приближен по своему содержанию к уставу прихода, действовавшему до 1961 года. Новая редакция типового устава прихода является важным шагом на пути возвращения настоятелей к административному, хозяйственному и финансовому руководству приходами. Теперь настоятель будет занимать должность председателя Приходского совета. При этом, в некоторых случаях, правящий архиерей вправе назначить председателем Приходского совета иное лицо, в том числе клирика прихода или мирянина.

Иными словами, ответственность настоятеля прихода за всю приходскую жизнедеятельность, как богослужебную, так и финансово-хозяйственную, возрастает. С момента назначения настоятелем прихода, он одновременно становится не только председателем Приходского собрания, но и Приходского совета. Вся документация, исходящая из прихода (в том числе и финансовая), подписывается настоятелем и казначеем.

Информационное взаимодействие с обществом.

Монастыри должны быть просветительскими и миссионерскими центрами; большое значение в этом должны иметь православная периодика и книги. Для этого необходимо, чтобы православная печатная продукция была бы здесь широко представлена.

Недопустима ситуация, когда зашедшему в храм человеку предлагается очень мало достойных православных изданий, а порой здесь можно встретить книги, газеты и журналы, которым вообще не место в церкви.

Следует обратить внимание, что в соответствии с решением Священного Синода РПЦ по мере совершенствования работы Издательского совета в церковных лавках и в храмах должны распространяться книги только с грифом этого совета,

одтверждающим, что печатная продукция рекомендована к изданию и распространению.

С Издательским советом, а также с Богослужебной комиссией в обязательном порядке должна согласовывается вся богослужебная литература, издаваемая приходами и монастырями. Практика издания акафистов и служб прежде рассмотрения Синодальной Богослужебной комиссией также является недопустимой.

Финансовые вопросы

Нынешняя экономическая ситуация и все более серьезные налоговые требования вынуждают Церковь для собственной финансовой устойчивости нормализовать в существующем правовом поле взаимоотношения «приход — епархия — Патриархия». Решение проблемы самофинансирования Церкви во многом гарантирует ее административную и финансовую независимость. Важно, чтобы все священнослужители и, в особенности, те из них, кто несет материальную ответственность, осознавали необходимость финансового участия в решении епархиальных и общецерковных задач.

Нужно помнить, что собственность подворий, монастырей, скитов является собственностью Церкви. И наш долг содержать его в порядке.

Юридические вопросы.

В прошедшем году приняты ряд законов касающихся правового положения Церкви.

Прежде всего, Федеральным законом от 17 июля 2009 г. № 170-ФЗ внесены поправки в статью 32 Закона «О некоммерческих организациях». Согласно новой редакции этой статьи, с 1 января 2010 г. от обязанности ежегодно сдавать отчеты о своей деятельности в органы юстиции будут освобождены те религиозные организации, денежные и иные имущественные поступления которых в течение года составили до 3-х млн. руб. При этом должны быть соблюдены два условия:

— в состав участников таких религиозных организаций не должны входить иностранные граждане либо лица без гражданства;

— в течение отчетного периода данные религиозные организации не финансировались из-за рубежа.

В целях освобождения от отчетности потребуется направить в органы юстиции заявления в произвольной форме.

*******

В заключении призываю вас помнить о том, что монашеская жизнь трудна и по мнению мира — жизнь мученическая. Но это мучение ради Царства Небесного.





Популярные новости

25.11.2021
В Барнаульской епархии пройдет ежегодный традиционный форум - XII Рождественские образовательные чтения. Краткая программа . Тема чтений: «К 350-летию со дня рождения Петра I: секулярный мир и ...
3748
22.11.2021
14 декабря в Барнауле пройдет концерт, посвященный 800-летию святого благоверного великого князя Александра Невского "Александр Невский - защитник русской земли". В программе: - госудаственный ансамбль песни и танца Алтай им. А. ...
1493